Зримая память моды

Illustration
George Barbier. 1919

Изменчивая мода не могла бы столь быстро шагнуть с подиума на улицы, не обладая тайным “оружием массового поражения”. Тайное “оружие” моды – это художники-иллюстраторы и фотографы. Именно они, чьи имена порой скрыты плотной тенью великих модельеров, своим творчеством доносят до широких масс любые придумки мастеров от кутюр, пропагандирют их идеи на страницах модных журналов и альбомов. Более того, эти иллюстрации, сделанные подчас во время показов, невольно становятся зримой памятью моды. Они на века сохраняют ее историю и позволяют в любой момент узнать, что предлагал миру тот или иной кутюрье, когда и какую одежду предпочитали носить люди.

Сегодня без творчества иллюстраторов и фотографов невозможно представить fashion-индустрию. А началось все с подвенечного платья принцессы Марии-Луизы Орлеанской, в котором она выходила замуж за испанского короля Карла I. Гравюра с изображением наряда дополняла рассказ о монаршей свадьбе на страницах первого модного журнала, вышедшего во Франции в 1679 году. Правда, не сообщалось, кто сделал платье, зато сохранилось имя автора иллюстрации: месье Трувен. Впрочем, на престижность профессии это не повлияло: более двух последующих столетий авторы “модных картинок” считали сей “низкий” жанр изобразительного искусства всего лишь побочным заработком.

Illustration
Иллюстрация из журнала мод для дам. 1826

Переворот в сознании художников и публики произошел с легкой руки некоронованного короля моды Поля Пуаре, предложившего новую концепцию показа своих работ на журнальных страницах. Он хотел, чтобы иллюстраторы, – а он умел разглядеть таланты – не просто передавали линии кроя и фасон, а подчеркивали то особенное и неуловимое, с чем ассоциировалось понятие “стиль”. Естественно, не все художники могли без искажений перенести на бумагу творческие замыслы и фантазии модельера и создать при этом запоминающийся художественный образ. И тем весомей достижения рисовальщиков, вписавших свои имена в историю моды. Назвать их всех невозможно, тем более что далеко не каждый ставил подпись под репродукцией, но о знаковых фигурах стоит напомнить.

Illustration
Paul Iribe

В начале ХХ века модные журналы размещали на своих страницах множество изображений новейших туалетов. Занятие “коммерческой графикой” впервые стало полноценной профессией, и славную когорту великих иллюстраторов моды по праву открывает Поль Ириб, художник многогранного дарования. Он успешно занимался графикой и карикатурой, проектировал интерьеры и мебель, делал костюмы для кино и театра, создавал дизайн ювелирных украшений и рисунки для тканей, иллюстрировал книги. Прославился он в 1908 году, когда по заказу кутюрье создал альбом модных иллюстраций “Платья Поля Пуаре, представленные Полем Ирибом”. По сути, он стал первым профессионалом в жанре модной иллюстрации, и его сотрудничество с Пуаре оказалось долговременным и плодотворным для обоих. И, кстати, достойным подражания примером для других.

Illustration
Эрте.

Еще одно имя – Жорж Барбьес. Художник получил известность после выхода альбомов с портретами звезд балета – участниками “Русских сезонов Сергея Дягилева”, но после встречи с Полем Пуаре он с удовольствием поменял изображение сценических костюмов на творческую работу с законодателем моды. Он заново раскрыл выразительные возможности хроматических красок и успешно применял их в иллюстрациях.

Шедевром как полиграфии, так и искусства художественной репродукции стал альбом, созданный Жоржем Лепапом для Поля Пуаре.

Illustration
H. Robert Dammy. Коллекция Дусе.

Среди открытий Поля Пуаре особняком стоит Эрте: слишком уж яркой и своевольной личностью был этот эмигрант из России Роман Тыртов. А он, сделавший звонким псевдонимом свои инициалы, в 18 лет приехал покорять Париж. Его рисунки отметил Поль Пуаре, пригласив Эрте к сотрудничеству. Необычайно талантливого художника с экспрессивно-утонченной манерой рисунка в жизни называли не иначе как “русский денди”, а в искусстве – “зеркалом моды ХХ века”. Он получил самые престижные награды в области дизайна. Все 170 его работ, выставленных в одной из нью-йоркских галерей, купил – беспрецедентный случай – Музей “Метрополитен”, и сам Энди Уорхол коллекционировал его работы. Историки искусства считают Эрте одним из блестящих представителей стиля ар деко, воплотившего дух коммерции и фривольность мечты. Первой клиенткой Эрте была Мата Хари, для которой он создал гардероб в восточном стиле, затем придумывал туалеты для Айседоры Дункан и Анны Павловой.

Illustration
Лев Бакст. 1913

“Начиная карьеру в моде, я верил в три достоинства женщины – красоту, очарование и элегантность, – говорил он. – С тех пор мое мнение не изменилось. Элегантность, на мой взгляд, является первостепенной. Элегантность – свойство врожденное, ее невозможно приобрести. Женщина не самого благородного происхождения может быть элегантной благодаря своей внешности, осанке, манере одеваться, говорить и тысяче других деталей”. Именно любовь к деталям сделала его одним из самых влиятельных художников в области моды. Первый крупный контракт он доверил случаю: выбирая между Vogue и Harper’s Bazaar, Эрте бросил монетку. Выпал Harper’s Bazaar, с которым он и заключил эксклюзивный контракт. За два десятилетия Эрте нарисовал для него 250 обложек, где проявились его бесконечная фантазия, филигранность рисунка, гармония композиции и удивительное чувство цвета.

Illustration
Gerda Wegener. 1914

ХХ век – век гламура и глянцевых журналов. Среди них есть проекты глобальные, покоряющие страны и континенты. Есть и модная периодика более скромных региональных и национальных масштабов. Общее в них одно – лицо журналов формировали и формируют художники. Они делают акцент на модных деталях, предложенных кутюрье, тиражируют их и воздействуют на читателя, словно говоря ему: “Это – модно! Это – красиво! Только это сегодня носите, шейте, покупайте!”.

Illustration
Etienne Drian. 1914

Девизом художника Андре-Эдуарда Марти стали понятия “естественность” и “непринужденность”, что отразилось в легких линиях рисунка, свойственных духу послевоенного времени. Он на многие годы вперед определил лицо модных журналов Италии и Vogue.

Illustration
Petes Galantes. Коллекция Ланвен. 1924

Стиль испанца Эдуарда Гарсиа Бенито, создателя незабываемых обложек журнала Vogue 20– 30-х годов, тяготел к естественности. Он не любил изображать стилизованные фигуры в вычурных позах. Его идеал – стройная, грациозная, элегантная женщина на нейтральном фоне: так она смотрелась эффектней.

Illustration
Christian Berard. 1938

Иллюстрации шведа Эрика (Карла Эриксона) несут спокойствие и созерцательное настроение. Он умел удивительно точно воссоздать стиль одежды, акцентируя детали – шляпку, перчатки, ленты в волосах. Его романтичная манера рисунков более 20 лет была для Vogue визитной карточкой мастера.

Illustration
Rene Gruau. 1947

Француз Кристиан Берар поначалу отказался сотрудничать с ведущим журналом моды. Боялся, что требования Vogue ограничат его творческую свободу. Он набирался опыта, работая сценографом и делая костюмы для кино, писал портреты и иллюстрировал книги. В итоге пришел в редакцию сложившимся художником, романтический экспрессионизм и сюрреализм которого оказали существенное влияние на стиль модных иллюстраций.

Illustration
Rene Bouche. 1945

В 50-х годах графиком моды номер один в мире стал Ренэ Грюо. Его стиль удивительным образом сжился с “новым взглядом” послевоенных лет. Грюо не любил фольклор, и природе не было места в его композициях. Цветы хоть и использовались у него в большом количестве, но только на лацканах костюмов, шляпах и в вырезах декольте. Грюо был автором почти всех рекламных плакатов Кристиана Диора, работал для кабаре “Мулен руж” и “Лидо”. Его броская манера зрительно делить большой рисунок линиями и уверенный четкий почерк напоминает стиль Тулуз-Лотрека.

Illustration
George Lepape. 1924

Сегодня самыми яркими иллюстраторами моды по праву считаются Джейсон Брукс и Грэхем Роунтвейт. Их работы охватывают весь спектр fashion-индустрии от шоу высокой моды в Париже до street style в Токио. Они рисуют мир постмодернистской мечты: там девушки красивы и умны, а молодые люди безупречны и чувственны. Это dolce vita в ее идеальном выражении.

Illustration
Mats Gustafson. Коллекция haute couture Gianfranco Ferre для Dior. 1989

Каждый его герой обладает своим настроеним, ярким и выразительным образом. Его героиня – сильная, независимая, действительно шикарная женщина: кошачий взгляд с хитринкой, чарующая полуулыбка, отблеск света в волосах. У нее все под контролем, ее окружают только красивые люди и вещи, тот идеальный мир, к которому все стремятся. Увы, это мечта, прикоснуться к которой можно лишь через иллюстрации Джейсона Брукса, художника роскоши, творца абсолютной красоты, создателя закрытого мира и эксклюзива для избранных.

О популярности иллюстратора говорит то, как много людей пытаются рисовать так же, как он. Тщетно! Никому это не удалось. Специфическая атмосфера, блеск, гламур и глянец, царящие в работах Брукса, невозможно подделать. Он создал собственный, с первого взгляда узнаваемый стиль.

Illustration
Tony Viramontes. Коллекция Valentino.

Джейсон Брукс с детства рисовал на бумаге, как и все художники. Сейчас, работая для десятков крупнейших журналов и компаний планеты, он использует в работе компьютер и цифровые технологии. Так поступают и другие современные авторы, которые все чаще через дефис называют себя художниками-дизайнерами. В их руках появились новые средства выразительности, и уже совсем не обязательно мастерски владеть по старинке карандашом и кистью. И в штате модных редакций бал правит уже не художник, а арт-директор. Но не спешите сдавать в архив иллюстратора моды, как посредника между кутюрье и обществом. Творец-художник будет востребован, пока жива мода. А какими средствами будет достигаться результат – не все ли равно?..

Illustration
Antonio Lopez. Коллекция Versace. 1981
No Comments Yet

Comments are closed

MEDIA PARK LATVIJA
Ģertrūdes iela 20, Rīga +371 67311333 mpb@mpb.lv


FOLLOW US ON